Одержимые скоростью: пилоты российской дрифт-команды Fail Crew о главном в этом виде спорта

Весь XX век королевой автоспорта считалась «Формула-1», но в веке XXI правила игры в автомобильном мире изменились. На трассе Сочи Автодром, где еще недавно ездили болиды Ф-1, мы встретились с представителями гоночной серии RDS GP, которая готовится отобрать у «Формулы» мировую корону. Звезды чемпионата по дрифту — гонщики команды Fail Crew — рассказали нам о той революции, которая происходит в автомире, а также о том, как она скажется на многолетней любви мужчин к автомобилям.
Одержимые скоростью: пилоты российской дрифт-команды Fail Crew о главном в этом виде спорта
Сергей Кабаргин

Стаж в дрифте: 10 лет

 

Титулы: победитель Sochi Drift Challenge 2020, призер EEDC,Emirates Drift Championship, чемпионата Беларуси по дрифту.

 

 

Участие в других гоночных сериях: Formula Drift, EEDC, Sochi Drift Challenge, чемпионат Украины по дрифту, FIA IDC.

 

 

Достижения: создатель первого российского гиперкара Flanker F для участия в соревнованиях по дрифту. Популярный видеоблогер и создатель канала «ddKaba» на YouTube. Организатор таких уникальных проектов как «Дрифт в городе» и «Рекорд скорости в дрифте на Байкале» (вместе с Цареградцевым выполнили парную постановку на льду Байкала на 246 км/час). 

 

Сергей Кабаргин
Сергей Кабаргин

«Дружба с автомобилями началась у меня в 5-м или 6-м классе. К нам в гости приезжали друзья родителей на машинах. И чтобы нам дали на них покататься, мы мыли эти машины. Садились за руль, перегоняли к речке, мыли, потом возвращали обратно. Часто просто сидели с ребятами в машинах и тренировались выжимать сцепление, переключать скорости. А поскольку с детства в гаражах собирали разную технику — мотороллеры, мотоциклы, — то научился неплохо обращаться с техникой. Дома у нас были жигули-"тройка". Потом уже пошли "люксовые" варианты — ВАЗ-2106. А еще позже — экспортный ВАЗ-2107. "Семерка" считалась русским мерседесом в то время.

Никакого картинга в моем детстве не было в принципе. Мы жили в Узбекистане, в жуткой дыре — городке Денау. Было две точки вхождения в Афганистан — Кушка и Термез. И вот в 70 километрах от Термеза и был наш городок. Моя мама закончила Первый медицинский университет в Питере, и я к ней туда перебрался. Оттуда ушел в армию, отслужил, вернулся и занялся бизнесом. Не до техники было...

А вот когда в 2008 году долбанул кризис, то свободного времени оказалось очень много. Я встретился со старыми друзьями, которые уже тогда занимались дрифтом. И без всяких концевых гонок и кузовных чемпионатов ворвался в дрифт. И меня это затянуло с головой. Каждый день приезжал на площадки и тренировался. Моей первой дрифтовой машиной была Toyota Supra (A80), и я на ней гонял. А тут на площадку приехал Эльшан с другом и говорит: «А не хочешь на "корвете" подрифтить? Это был Chevrolet Corvette Z06. Я попробовал и практически влюбился, так сильно мне понравилась эта платформа...

За время моей дрифтовой жизни немало происходило всяких приключений. Так, еще толком не имея опыта, я поехал гонять на литовскую трассу, построенную еще при СССР. Она очень сложной конфигурации, и чтобы попасть в нее с дрифтом, предварительный разгон должен был быть на уровне 200–210 км/час. Тогда тебе инерции хватает. Чтобы пройти до низа. Но опыта не было, и я немного перебрал со скоростью и не в ту конфигурацию встал. В результате я просто улетел с трассы. Все знают эту историю, и даже видео в Сети есть. «Летающая супра» называется. Я вылетел в отбойник, перелетел его и полетел в сторону группы операторов, которые снимали дрифт. Как сейчас помню кадр (а ты на адреналине, и у тебя время замедляется), как я лечу на машине, а передо мной оператор с камерой. Он, видя, что на него летит автомобиль, ложится на траву, но при этом не перестает снимать. Профессионал, уважаю! Я в результате цепляю его задним колесом и ломаю руку. Повезло нам с ним, если честно. Когда летишь на машине, ты же не можешь ей управлять...

Что такое дрифт? Сначала это была такая субкультура — погонять, побухать, хватануть адреналина. Спортом дрифт стал буквально пару лет назад. Почему дрифт стал таким популярным? Да, первый толчок популярности дал фильм «Токийский дрифт», который продвинул эту тему в массы. Но вся эта культура развивается на конкретных личностях, на тех, кто профессионально продвигает дрифт в масс-медиа. Это Царь, Гоча, Стила. В чем плюс дрифта и почему он так стремительно развивается в нашей стране? Дело в том, что человек может почувствовать себя инженером, собирая для дрифта свой автомобиль. Регламент соревнований позволяет это сделать, и у тебя практически нет ограничений. И ты в одном лице и гонщик, и инженер-конструктор.

Я очень люблю машины. Прежде всего, я их конструирую, и мне нравится делать какие-то коллаборации. В следующем году хочу построить боевой хот-род на базе Flanker, который будет ездить бомбически. Всю жизнь мечтал о хот-роде! К нему сделать специальную платформу для перевозки, а в качестве тягача использовать старый Rolls-Royce Silver Cloud. Он самый красивый, на мой взгляд, из роллс-ройсов. 

Вы знаете, психологи говорят, что мужчине порой нужно время, чтобы похандрить и побыть одному, и этим мы отличаемся от женщин. Я считаю, что поездка в автомобиле — лучший способ побыть наедине со своими мыслями и прийти в себя. А если устроить недельное путешествие на машине, когда ты один и за рулем, то это просто подарок самому себе. Еще один вариант — оптимальный в моем случае — это отправиться на дрифт. И раствориться в своих ощущениях, выбросив все заботы и проблемы из головы.

Я помню, как-то раз оказался на ночных городских гонках. Машины выскакивали из темноты с блеском фар, грохотом глушителей и визгом тормозов. Выхлопные трубы стреляли желтым пламенем, освещая толпы собравшихся зрителей, почти одних только мужчин. И в этом зрелище было что-то исконное, что-то из далекого прошлого, как будто огни костров освещали лица наших предков. Мужское племя собралось на праздник своего главного тотема — двигателя внутреннего сгорания. Согласитесь, это великое изобретение и квинтэссенция нашей любви к машинам. Другой вопрос, переживет ли наша страсть смерть ДВС, которую все пророчат?

Многие говорят, что в скором будущем на дорогах всего мира будут доминировать электроавтомобили, а мужчины вместо того, чтобы, измазавшись по пояс в масле, перебирать в гараже мотор и настраивать подвеску, будут с помощью компьютера изменять ПО на своей машине. Я считаю, что всё будет нормально. До тех пор, пока мы не только ездим за рулем, но и проектируем наши машины, наша любовная связь с ними будет продолжаться. Она способна пережить любой экономический кризис, любые личные проблемы и любые придумки инженеров. Кстати, я сейчас разрабатываю электрокар для общественного пользования. Изучаем разные платформы «электричек», и подыскиваю подходящую под свою задачу. Батареи и двигатели в России не производят, поэтому придется брать чье-то готовое и дорабатывать. Пока нравится Porsche Taycan. В конце концов, электромобили просто тише своих бензиновых прародителей, но на данном этапе они их догнали по скорости. И что бы там ни стояло под капотом, машины останутся символом нашего племени. Парни, заводите ваши моторы!»

Аркадий Цареградцев

Стаж в дрифте: 11 лет

 

Титулы: чемпион Drift Battle (2013), RDS-Сибирь (2014, 2016)

 

 

Участие в других гоночных сериях: Time attack, Кубок России по ледовым гонкам, Кубок России (класс «Национальный»), FIA IDC.

 

 

Достижения: директор гоночного трека «Красное кольцо» (Красноярский край) и популяризатор дрифта в России. С 2016 года Цареградцев входит в команду Fail Crew Darkside и является амбассадором Black Monster. Поклонники автоспорта знают Аркадия как создателя автоспортивного бюро  «Одержимые моторспорт», организатора соревнований Sochi Drift Challenge, а также ведущего YouTube канала Zarrubin. 

 

Аркадий Цареградцев
Аркадий Цареградцев

«Как я познакомился с автомобилем? У нас в семье была единственная машина — "Москвич-412", и все мое детство связано с ней. Я помню запах бензина, кожи салона, гладкую твердость руля. Часами мог сидеть в ней и представлять, что я куда-то еду далеко-далеко. Отец начал учить меня водить, когда я только смог доставать ногами до педалей... Многие автогонщики уверены, что начинать надо с картинга, но я туда не пошел. Да, наверное, в нем ты вырабатываешь какие-то нужные навыки, но мне это было неинтересно. Передо мной всегда стоит простая дилемма: если я получаю удовольствие, то гоняю, если нет — не гоняю...

В автоспорт я пришел совершенно внезапно для себя, в 2001 году. На экранах всей страны показали фильм «Форсаж», и у всех пацанов появилось дикое желание погонять. Наш город Красноярск не стал исключением. Мы собирались по вечерам и гоняли. Всё как в Америке, только с поправкой на автомобили и индустриальное красноярское окружение. Потом мы организовали автоклуб и начали делать полулегальные выезды. Все изменилось в 2007 году, когда у нас построили «Красное кольцо», и я начал гонять на соревнованиях.

А потом в мою жизнь пришел дрифт. Точнее, ДРИФТ!

Мы с Георгием Чивчаном решили, что нужно разбивать дрифт в городе, и начали устраивать соревнования. Георгий еще и гонял параллельно. У меня такой возможности не было, и в то время я был организатором. В 2012 году у меня появились спонсоры, которых удалось убедить в том, что мне тоже нужно ездить, и с тех пор я в системе.

Меня часто спрашивают: в чем популярность дрифта? Я считаю, что все дело в том, что дрифт — честный, в нем люди выкладываются по-настоящему, без остатка, и товарищеский вид спорта. И, конечно, он очень зрелищный и всем понятный. Это не «Формула-1», когда ты сидишь на трибуне и мимо тебя пулей все время кто-то проносится, и ты не понимаешь, что происходит. В дрифте вся драма происходит перед твоими глазами, и ты максимально вовлечен в действие...

Для меня самые яркие воспоминания связаны с Японией. Когда в 2017 году в Интерконтинентальном кубке FIA по дрифту я встал на первое место, хотя вообще ехать туда не собирался. По моим ощущениям машина была еще не готова, но все сложилось. И, конечно, незабываемая была ситуация в той же Японии двумя годами раньше, когда на горной трассе я в щепки разложил машину и долго сидел на обочине и думал: «С дрифтом пора завязывать!» Но в результате ребята починили ее там же, на месте, и потом прислали мне счет. Я, конечно, припух на бабки. Пришлось продать одну из своих домашних машин, чтобы рассчитаться, но это того стоило.

Что дает мне автомобиль? Тачки дают нашим первобытным инстинктам меч весом в пару тонн, которым мы можем побеждать соперников и пробивать путь к сердцам красавиц. Для нас автомобиль никогда не будет средством транспортировки из пункта А в пункт Б. Статистика говорит, что у женщин в разы больше было ДТП, чем у мужчин, но мужчины чаще попадают в аварии со смертельным исходом. И это неудивительно, ведь мы обожаем высокую скорость и более агрессивно ведем себя на дороге. В этом и есть разница между полами. Да, девушки водят, и некоторые из них даже ездят достаточно быстро, но они слишком спокойны за рулем. Мы же несколько раз на дню чувствуем прилив адреналина и наслаждаемся им. Многие спрашивают меня про эмоции, которые я испытываю за рулем во время гонки. Во время гонки я не испытываю никаких эмоций. Мозг выключаешь и едешь на чистом адреналине и инстинктах. Так думать не успеваешь. А вот до и после гонки мозг включается и начинает тебе всякие состояния подсовывать — от «я сейчас всем напихаю» до «парень, да ты ездить не умеешь и обосрешься!». И все это не имеет никакого отношения к реальности, потому что там в заезде может быть все что угодно...

Наш мир довольно сумбурное место, которое полно хаоса. И мы, мужчины, всегда стараемся найти разрядку через что-то, что позволяет установить порядок. И в этом плане возня с автомобилем близка к идеалу. Ведь ты можешь не просто установить порядок, но и изменить его под свое настроение и вкус. Думаю, что поэтому так велик сейчас рынок всевозможных автоаксессуаров. Есть все что хочешь — любые антикрылья, хромированные накладки, системы выхлопа, колесные диски самых разных форм. Благодаря всему этому ты получаешь возможность обозначить свою территорию. Это уже не просто твое увлечение. Это погоня за индивидуальностью. Я не делаю культа из автомобиля, но машина у меня всегда в максимально идеальном состоянии. Всегда на новых запчастях, всегда намытая. Даже если это твой гоночный инструмент, к нему всегда нужно относиться с большим уважением. И он всегда должен быть максимально обслужен. Более того, автомобиль — это мое лицо. И если в нем что-то кривое, то значит, я сам такой...

Сейчас много говорят о том, что автомобили стали слишком компьютерными и беззубыми, все эти системы безопасности убили драйв. Это неправда, парни, просто нужно поменьше ездить на «электричках». Это вариант не для тех, кто любит автомобили. Автомобиль — это живой организм, а не колонка с колесиками. Допустим, я еду на своем MB E63 в сторону Сочи. Могу включить race-режим, открутить четыре передачи и легко уйти в дрифт. Машину еще и направлять надо, потому что она первые три передачи пытается боком ехать.

Говорят, что раньше машины делали инженеры, а сейчас — маркетологи. Скажите, «копейка» — это произведение инженеров или маркетологов? Конечно, маркетологов. Скопировали Fiat и производили его бог знает сколько лет. Максимально дешевое производство, чтобы продать максимально много машин. Но мы относимся к «копейке» с максимальным пиететом, потому что на ней выросли. Сейчас на улицах миллиард «солярисов». Это по факту тот же Fiat, просто мы на нем не росли, и нам кажется, что это продукт маркетинга. Но в каждом поколении есть машины, которые демонстрируют свой характер, которые имеют зубы. В нынешнее время их значительно больше, чем было раньше, и они сейчас более доступны.

Автомобиль для меня должен быть живым, издавать крутой звук и иметь свой характер. Ты его заводишь, и у тебя должна проходить по телу дрожь от восторга от его рыка, от каких-то вибраций. Но при этом он должен быть к тебе хоть немного дружелюбным. Даже моя гоночная машина дружелюбна ко мне, хотя у нее тысяча лошадей под капотом. Абсолютное чудовище, но мы понимаем друг друга, и я могу спокойно ездить на ней по дорогам...

Все садятся за руль «электрички» и приходят в восторг: «Вау, как она ускоряется!» Ну хорошо, ты раз десять поразгонялся, привык и что дальше? Пустота. Ощущение, что ты сидишь в компьютерном симуляторе. Это симулятор жизни — на фиг мне не надо такого. Жизнь должна быть настоящей. В ней должен быть запах бензина, жженой резины и правильный рев мотора. Поэтому как только наступит электрическая эра в автоспорте, автоспорт умрет! Вот такое мое мнение...»

Иван Никулин

Стаж в дрифте: 7 лет


Титулы: чемпион RDS Сибирь 2018, трехкратный победитель Кубка Барнаульской ракеты (2015, 2016, 2017), бронзовый призер Кубка чемпионов RDS 2017


Участие в других гоночных сериях: Russian Circuit Racing Series GT4,Karting class Rotax, Winter Drift Battle

Иван Никулин
Иван Никулин

«Машины мне нравились с самого детства, но проблема заключалась в том, что в нашей семье не было автомобиля, поэтому в юности гонял только на батином мотоцикле. В 15–16 лет отец учил меня водить на соседской "четверке". Мне очень нравилось водить, я ничего не боялся и просто кайфовал за рулем. Уже тогда пытался зажигать, но на "четверке" особо не подрифтишь. Да и не знали мы тогда про дрифт... После армии в 25 лет пошел в картинг. Сел за руль и сразу поехал. И так хорошо ехал, что дважды выиграл чемпионат Сибири. Потом перешел в кольцевые гонки. Неплохо выступал на "Красном кольце" в кузовном чемпионате. А затем ушел в дрифт. На кольце стало скучно, а дрифт — это такая прикольно-раздолбайская тема, и мне очень нравится. В дрифте я уже с 2016 года. Кстати, много народа пришло в дрифт после выхода фильмов "Форсаж" и "Токийский дрифт". Первое время не было сильной команды, и я ездил сам, потом вместе с Гочей в "Форвард-авто", и выиграли в команде чемпионат России. А потом ребята позвали к себе в команду, и вот два года уже выступаю в Fail Crew Darkside. По сути своей дрифт — это абсолютно разгильдяйский вид спорта, и в этом его фишка...

Меня часто спрашивают про любимую машину. Это красные «жигули-пятерка». Когда ее купил, она была не в лучшей форме: потеки масла, следы коррозии, сгоревшие предохранители... В общем, обычный набор возрастных болезней. Но в ней был свой класс. Настоящая трушная история. Я поставил перед собой цель восстановить эту машину на 100% и сдержал свое обещание. Перебрал ее всю — от передних фар до задних фонарей, от цилиндров до тормозов. Двигатель взял обычный вазовский «православный», повозились с ним, и он теперь выдает на-гора 150–160 «лошадок». Перешил сиденья, поставил модифицированный выпускной коллектор, выхлоп, усиленное сцепление и много чего еще. И к тому времени, когда я с ней закончил, она стала идеальной. Кстати, на самом деле это «семерка», но мне не нравился этот капот, и я поставил новый от «пятерки». Такой небольшой фейслифтинг получился. И теперь я на ней гоняю зимний дрифт в соревнованиях...

От дрифта мы максимально кайфуем. Наверное, поэтому мы и занимаемся им так упорно, практически каждый день. Правда, сейчас ощущения немного замыливаются, и ты садишься в кресло пилота, как в кресло в офисе, и делаешь свое дело. Немного с холодной головой. Садишься за руль и просто наслаждаешься вождением. При этом ты должен быть абсолютно спокоен, и только тогда ты сможешь выполнять хорошо любые трюки. Меня спрашивают, что самое сложное в дрифте? Не знаю. Наверное, самое сложное — это уезжать из дома от детей. Хочется проводить с ними больше времени...

Автомобили дарят нам силу и веселье, они быстрые, громкие и клевые. Все парни обожают тачки и терпеть не могут пускать за руль кого-то еще. Я читал, что автомобиль для мужчины — это и проявление мужественности, и дань любви к технике, и возможность ощущать, что все под контролем. Абсолютно с этим согласен. Правда машины перестали быть только нашей территорией. Такой они были на самой заре автомобилестроения, лет 100–150 назад. Этому была простая причина — первые машины требовали от водителей серьезной физической подготовки и готовности в любой момент заняться ремонтом, невзирая на самочувствие, погоду и обстоятельства. Чтобы завести машину, нужно было долго крутить специальную ручку, что требовало немало сил. А чтобы ехать быстро на машинах того времени, необходимо было обладать бесстрашием камикадзе. Кстати, даже когда женщин за рулем стало больше, их машины сильно отличались от «мужских». Мужчины водили «огнедышащие» машины с бензиновыми двигателями, а девушки — электрокары (кстати, в начале прошлого века они занимали 35–38% всего авторынка). Забавно, что это разделение сохранилось практически до сих пор. Мужики водят огромные грузовики и чадящие автобусы, а женщины — чистенькие троллейбусы и трамваи. Что до меня, то электрические автомобили не дают мне тех ощущений и бешеного драйва, всё слишком стерильно и безлико. Нет ощущения слияния с автомобилем. Поэтому самая лучшая тачка — это мои «жигули», в которой нет ничего лишнего, даже гидроусилителя руля.

Но у меня любовь не просто к автомобилям, а именно к гонкам. Гонка для меня — это маленькая жизнь. Она начинается в среду и в следующую среду заканчивается. В среду мы приезжаем, начинаются тренировки и подготовка к гонке. Так же проходят четверг и пятница. В субботу — квалификация к гонке. А в воскресенье — парные заезды.

Очень хочется выиграть чемпионат мира. Мы ездим в нашей команде не потому, что она суперкрутая, а потому что в ней собрались близкие по духу ребята. Нам хорошо и весело вместе гонять. Я буду дрифтить всю жизнь — пока смогу, пока глаза будут видеть, пока ноги смогут нажимать педали, а руки — крутить руль!»

Загрузка статьи...